Вера Трифонова (littlejoseph) wrote,
Вера Трифонова
littlejoseph

Category:

История в стихах и картинках о Настольных друзьях и пьяных поэтах

Добрый день =)

Мы с Музой еще давно придумали определение "настольные друзья". Это те люди, знакомые мне в реальной жизни, произведения которых красной нитью проходят со мной рядом уже достаточно много времени.
Я бы хотела рассказать, как я познакомилась с человеком, ставшим моим первым "настольным другом". Его зовут Юрий Майданов, он поэт - и он наверняка ничего не подозревает.

Невеселое утро 2004 года, седьмое марта. Ужасно сыро, серо и ни единого проблеска весны. Мы с Музой идем мимо книжных лотков и хотим только две вещи: горячего чая - и чтобы никто в мире не смел стучаться к нам в душу. У "истоков" книжного рынка в Симферополе всегда торгуют подержанными книжками, виниловыми пластинками динозавров типа Биттлз, страшно старыми значками и марками - а за этими лотками с блеклым раритетом расположен гастроном (с традиционным столиком и отпуском "на розлив"). Мы с Музой идем под одним зонтом, втянув головы в плечи - и тут наше внимание привлекает не молодой человек со старым акварельным этюдником. Красок и бумаги в этюднике нет - но есть книги. Небольшие тоненькие книжки стихов, почти брошюрки, "Майская лирика. Графика в стиле блюз". 
  И немолодой человек, разложивший книги на этюднике вместо лотка (на этой фотографии из интернетов он слева) - тогда он был помоложе и заметно пьян. Очень холодно продавать книги, стоя на сквозняке под дождем - особенно если знаешь, что их вряд ли кто-то купит.
  Мы подошли к нему (я до сих пор не понимаю, почему) - и взяли посмотреть один сборник. И купили. За десять гривен (просил пять). Почему? Наверное, из-за обложки и вот таких необычных иллюстраций Эдуарда Кулиша.

Но уж точно не из-за стихов (почему? не знаю.)
Но немолодой человек, автор книги, сам Юрий Майданов, подвыпивший поэт, стал читать нам. Он читал долго, наизусть, сквозь пьяный туман и смотрел моей Музе прямо в глаза.

Ты тихо дремлешь
Час предутренней росы.
Нам утро спутало
нательные кресты.
Мой,- черно-бел.
как серебро виска.
Твой- золотом- как милые мне кудри.
Мне радостно от одури до дури.
"Счастливая тоска?"-
пустые словеса!
Ты тихо дремлешь:
час предутренней росы.-
нам утро спутало
нательные кресты.


  А потом он оставил мне автограф. Самый необычный и поразительный автограф из всех, что мне, вхожей в литературные круги, когда-либо оставляли. Он взял свою (уже нашу "свою") книжку, спросил, как меня зовут - и в ответ на мое дрожащее "Вера" написал неуверенной рукой: "07.03.04 Как знать?.." - и всё.
  Мы не любили такие стихи, не потому что они хорошие или плохие, просто они Такие - и мы их не любили. Но мы купили у нетрезвого поэта книжку с этюдника, и, возможно, он тут же отнес в соседний гастроном нашу десятку (иначе как ему достоять до конца дня) - и нужно ли говорить, что больше мы его никогда не видели.
  Но он стал тем самым "настольным другом" - удивительно, ведь я не люблю такие стихи, но уже столько лет перечитываю их, когда мне нелегко - и становится легче. Нелегко - и становится легче. Удивительно.

  Позже, подтверждая в сотый раз тот факт, что я - магнит (улыбка), я попаду на выставку живописи Эдуарда Кулиша - и напишу ему в книге отзывов эти Майдавновские стихи. Позже я при таких же обстоятельствах познакомлюсь на том же книжном рынке у того же самого гастронома с другом (как выяснилось) Юрия Майданова Валерием Гаевским (продававшем уже на лотке и уже свои книги), благодаря которому буду иллюстрировать детские сказки... Но это уже совсем другая история... =)

  А сегодня с утра, стирая пыль с книжных полок, я снова "заглянула в гости" к моему "настольному другу".
  
Я безмерно устал,
я уже ухожу по лучу
в город радуги, где
по утрам можжевелости свежесть.
Между нами разлад
позади твоя нежность.
Мне разлада не надо,
я нежности очень хочу.
Сам собой не доволен
я не утаю соучастья
в этих бедах, что были
со мною, со мной и с тобой.
Это время удачи,
что мы принимали за счастье
обернулось разлукой,
печалью и болью. Но боль
лишь в молчании вдруг
онемевшего телефона
и на фоне небес, —
можжевеловый силуэт..
С болью, Боже сейчас
только, кажется, с болью я понял:
можжевеловый запах волос твоих, —
это бред...
Да я брежу тобой
и с собой поладить нет мочи
Крем заката линяет
в бархатисто-сиреневый вечер
Скоро ночь. Мне не хочется ночи.
Я надеюсь на встречу
Даст Бог, не последнюю встречу.

© Юрий Майданов

И вот... картинка. Уже моя

Ну что, друзья мои, "как знать" ?..
(улыбка)

Прекрасного вечера.
Tags: библиотека, дневник, литература, рисунки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments